Эдуард улан - страница 32

* * *


Через год, в конце августа, я и Татьяна ворачивались после вечернего средиземноморского купания в своё комфортное «палаццо» на одной из тихих улочек Эстепоны. Мы медлительно шли повдоль апельсинных деревьев, подстриженных в виде шаров. Я отворил Эдуард улан - страница 32 железную калитку перед нашим домом и желал было воткнуть ключ в прорезь замка входной двери, как за нашими спинами раздался скрип тормозов.

– Филипп, – произнесла Татьяна, – Никита с Розиной приехали.

Около Эдуард улан - страница 32 нашего испанского жилья тормознул небольшой «Фольксваген» моего отпрыска. Из красноватой машины выскочила стройная высочайшая женщина – дочь сеньоры Кармен. Со стороны сидения водителя показалась голова и широкая спина Никиты. Мы все совместно зашли Эдуард улан - страница 32 в холодное помещение дома, а потом сели на мягенькие раздвижные кресла в маленьком дворике за домом. Подстриженная трава газона светилась ненатуральным зеленоватым цветом и поливалась вращающимся автоматическим распылителем воды. Маленькая радуга застыла над поливным Эдуард улан - страница 32 механизмом, придавая глиняним статуям, расставленным по газону, нежную импрессионистическую расцветку.

Я пошел на кухню и выкатил оттуда тележку-бар, заполненную стаканами, бокалами и различной выпивкой. Татьяне – её возлюбленный ликер Baileys, мне Эдуард улан - страница 32 – джин с тоником, а малыши присосались к апельсинному соку. Жаркое испанское лето подходило к концу.

– Папа, мать, – обратился к нам Никита, размешивая трубочкой желтоватую жидкость в собственном высочайшем бокале, – я Эдуард улан - страница 32 желаю сделать предложение Розине. Как вы на это смотрите? Я ее очень люблю.

Женщина, зажав трубочку губками, тоже смотрела на нас, выпуская из глаз озорные искорки. Прекрасный набросок губ, прямой носик, голубые глаза Эдуард улан - страница 32, очень черные с каштановым отливом волосы, брови и реснички, которые не надо подводить карандашом – прямо мордочка с косметической рекламы. Кто же откажется иметь такую красотку в собственной семье?

– Сеньор Филипп, – обращается Эдуард улан - страница 32 ко мне Розина, таинственно улыбаясь, – я слышала вчера разговор матери с сеньорой Ракель. Половину вашей выставки в Лос-Анджелесе купил некий известный голливудский режиссер. Вы получите миллион…

^ Визит на «Таганку»

Приход 2000 года сопровождался нервной Эдуард улан - страница 32 шумихой и хлопками фейерверков по всему земному шарику. Приблизилось и смотрело в глаза всему населению земли загадочное, многообещающее, да и пугающее новое столетие. Весь мир застыл в ожидании глобальных перемен.

Мы Эдуард улан - страница 32 едем с Татьяной на собственной новой «Ауди» по кольцу в районе Таганской площади.

– Смотри, – орет жена, – вот тот дом, где у тебя была мастерская. Вот время пропархало! А кажется, что совершенно Эдуард улан - страница 32 не так давно я ловила тебя тут, когда ты в мастерскую тёлок таскал. Одна привлекательная была. Я ей чуток глаза не выцарапала. А вот и театр Любимова. Давай сходим на спектакль. Театр еще Эдуард улан - страница 32 работает? Мы же в Лондоне всё время в театры и на концерты ходим. Это правда, что ты с Эриком Клептоном познакомился, либо, как обычно, – врёшь?

– Театр Любимова, если судить по слухам, зачах Эдуард улан - страница 32 в большой массе новых столичных, так именуемых, театриков, которые на данный момент размножаются, как тараканы. И все эти «новоделы» – авангардные. «Таганка» Любимова стал уже не животрепещущей и старомодной. Любимовское время ушло невозвратно. Но Эдуард улан - страница 32 давай подъедем и поглядим, что там идет.

– О! Смотри! «Хроники» по Шекспиру, – орет опять жена, указывая пальчиком с длинноватым фиолетовым ногтем в афишу. – Филипп, отнеси Любимову портрет Шекспира, который ты сделал для английского Эдуард улан - страница 32 театра «Глобус». Пусть сначала тут повисит на родном спектакле.

Мысль Татьяны мне приглянулась. Недолго думая, я укладываю огромную картину в машину и везу её к театру, где меня уже ожидает Эдуард улан - страница 32 некий ассистент Юрия Петровича. Въезжаю в небольшой переулок за театром и втискиваюсь меж скопищем импортных машин. Выгружая картину, замечаю, как рядом проехал серебристый «Мерседес», из которого, когда он застыл у входа в театр Эдуард улан - страница 32, вышел низенький седовласый мужик и юркнул в театральные двери. Туда же захожу и я, втаскивая большой холст.

– Вы куда? – спрашивает дежурный, дядечка с пожеванным лицом. – А! К Любимову. Да-да. Ожидайте Эдуард улан - страница 32.

Ко мне подходит красивый юноша – тот, с которым я висел на телефоне, и провожает меня по закоулкам, выводя к кабинету Юрия Петровича.

– Подождите, пожалуйста, – гласит юноша. – Я на данный момент скажу Любимову, что Эдуард улан - страница 32 вы пришли.

Минут 20 сижу в узком, убогом коридорчике перед дверцей, откуда должен показаться известный режиссер. В конце концов дверь отворяется и передо мной появляется маленький старый человек с моложавым живым лицом и Эдуард улан - страница 32 внимательным озабоченным взором.

– Вы тот живописец? Вы нарисовали Шекспира? – гласит Юрий Петрович, забыв произнести слово культурного человека «пожалуйста».

Руки мне не подаёт и не спрашивает, как меня зовут. Подумаешь – некий неведомый художничек припёрся Эдуард улан - страница 32 в театр – театр с мировым именованием. Я открываю праздничным жестом картину, где величавый британский драматург посиживает на фоне его постановок в театре «Глобус» – целая портретно-театральная симфония, вставленная в Эдуард улан - страница 32 роскошную английскую раму. Любимов, без одного движения на лице, длительно глядит на картину, время от времени искоса посматривая на меня.

– Это вы сами нарисовали? – слышу я идиотический вопрос знаменитости.

– Живописные портреты не отрисовывают, а Эдуард улан - страница 32 пишут, – размеренным тоном объясняю я. – Этот красочный портрет написала моя рука. Но я оставляю за вами право колебаться.

На лицевой маске владельца «Таганки» опять каких-то чувственных движений не приметно Эдуард улан - страница 32. Я для него пустое место.

– Дима, – чуток повысив глас, вызывает он из кабинета молодца, который повстречал меня в проходной, – куда мы определим картину? У меня в кабинете места нет. Ты же знаешь, какая Эдуард улан - страница 32 там теснота.

– Вы берёте портрет? – спрашивает Дима.

– Да. Поставим его на фоне темной стенки в вестибюле рядом с лютнистом. Это будет увлекательным дополнением, а то там дыра.

Не смотря на меня, не благодаря, не Эдуард улан - страница 32 прощаясь, не подавая руки, седовласый коротышка исчезает в собственном кабинете. Ради опыта оставляю картину Дмитрию, требуя с него расписку. Ведь картина стоит обезумевших средств. Объясняю парню, в каких критериях Эдуард улан - страница 32 необходимо хранить мой шедевр. Он пристально слушает, кивает головой и заверяет меня, что все будет в полном порядке.

– Через две недели я заберу картину. Она улетает в Лондон. Она изготовлена для музея театра «Глобус Эдуард улан - страница 32».

– Театра «Глобус»? – удивленно вскидываются брови ассистента. – Вы произнесли об этом Юрию Петровичу?

– Нет, не произнес. Да его, судя по всему, это не интересует.

– Привезите, пожалуйста, собственный мольберт, – гласит мне разлюбезный Эдуард улан - страница 32 юноша, демонстрируя то место в театре, где сейчас должен жить театральной жизнью мой, нарядный в серебристый камзол Шекспир.

За денек до премьеры выклянчиваю у театральной секретарши билеты для нас с Татьяной. Приходим вечерком на Эдуард улан - страница 32 спектакль. Народец собрался, но такового азарта, блеска от грядущего соприкосновения с величавым искусством, которые были в очах театралов лет 40 вспять, как досадно бы это не звучало, – нет.

– Тут расслабленно, – удивляется Эдуард улан - страница 32 жена. – А ты увидел, что в соседнюю «Таганку» люд ломится с выпученными очами.

Я в черном смокинге за тыщу баксов. Татьяна в «скромном» костюме от Боско ди Чильеджи. Со второго этажа в вестибюль спускается Юрий Эдуард улан - страница 32 Петрович. Рядом гордо шествует некий старец, издавна забывший, что у него в ванной есть бритвенный прибор. С такими физиономиями по Москве прогуливаются бомжи.

– Юрий Петрович идет! Юрий Петрович идет! – слышится рядом шепот Эдуард улан - страница 32 дежурных тёток, зажавших подмышками программы. – Рядом с ним величавый писатель Битов.

– Кто эти старикашки, на которых все уставились? – спрашивает супруга. – Пойдем на Шекспира нашего глядеть. Я уже вижу, как люд около портрета Эдуард улан - страница 32 толпится.

Любимов проходит рядом с нами, не здороваясь, не замечая. Многие зрители, пришедшие на спектакль, тоже не имеют ни мельчайшего представления – что за старики появились перед их флегмантичными глазами.

Ко мне Эдуард улан - страница 32 бегут несколько дам. Судя по всему – служащие театра.

– Мы сходу сообразили, что вы создатель этого замечательного портрета, – щебечет одна из их – высочайшая, интеллигентного вида мадам. – Я работала в издательстве «Искусство» и отлично Эдуард улан - страница 32 разбираюсь в живописи. Ваш портрет потрясающе вписался в спектакль. Вы его сделали специально по заказу режиссера?

– Да нет, – усмехаюсь я, польщенный приятным отзывом, – эта картина создана для английского музея театра «Глобус».

– О! Какой Эдуард улан - страница 32 вы молодец! – восклицает другая. – А мы все – Шилов, Шилов. Вот реальная современная портретная живопись. Я тоже разбираюсь. Мой дедушка был очень известным художником. Театр, я не сомневаюсь, может приобрести эту работу Эдуард улан - страница 32. Для чего таковой шедевр британцам отдавать. Тут стояла супруга Юрия Петровича. Она тоже восторгалась. Но вы проследите за тем – где они хранят вашу восхитительную картину. Рабочие поставили её в подвале около жарких труб Эдуард улан - страница 32 отопления. Я потрогала холст рукою. Он был жарким. Это неприемлимо!

От последних слов этой дамы у меня снутри все похолодело. Побледнела и «вспыхнула» Таня.

– Они тут что – дикари либо придурки Эдуард улан - страница 32! – достаточно звучно возмутилась жена. – Филипп – срочно забираем работу. Они её тут загубят. Мой супруг над ней 6 месяцев трудился. И этот театр претендует на то, чтоб быть вдохновителем высочайшего, красивого, духовного?! Да это просто Эдуард улан - страница 32 варвары, азиаты окаянные!

Я побежал находить Дмитрия – ассистента Любимова.

– Дима, извините меня, но происшествия поменялись, и мне портрет необходимо срочно забрать. После спектакля сходу. Снова простите меня.

Через пару дней Эдуард улан - страница 32 мне домой позвонила супруга Юрия Петровича.

– Государь Уланов, – слышался в трубке ее размеренный, флегмантичный глас с легким акцентом, – как жалко, что вы так стремительно забрали картину. Юрий Петрович тоже сожалеет. Мы сходу ощутили, что в Эдуард улан - страница 32 спектакле появился провал. Я предлагаю вам, точнее, прошу подарить театру портрет либо его копию. Мы очень бедные. У театра совершенно нет средств. Спектакль «Хроники» мы скоро повезем в забугорные гастроли Эдуард улан - страница 32. Портрет гармонически соеденился с оформлением. Мы приделаем к картине табличку, на которой укажем ваше имя и что она подарена известному театру вами.

– Простите меня, мадам. Вы поставили уникальное произведение искусства, созданное для британского Эдуард улан - страница 32 театра «Глобус», ценой «Мерседеса», в ночное время около жарких труб в подвале театра. Эта картина – не дешевенький реквизит для спектакля вашего жена, к которому я сейчас не испытываю ни мельчайшего чувства почтения Эдуард улан - страница 32. Совковое беспардонное бескультурье – не декорирует светлый образ известного театрального деятеля. Ваше предложение для меня оскорбительно. Прощайте.

New-york 2001

Одиннадцатое сентября 2001 года. В сей день столичная галерея «У Яра» пригласила меня на Эдуард улан - страница 32 открытие выставки Наты Конышевой – специфичной художницы, выставлявшейся в расцветные времена на Малой Грузинской. Ната все та же – неопрятная, безалаберная, но энергичная и суетливая. Подмазывает картины за 10 минут до открытия. Работы окантованы гнилостными дощечками Эдуард улан - страница 32 в стиле «нищий андеграунд». Пришли знакомые лица. Вон Ваня Новоженов с молодой тёлочкой. Вот Боря Михайлов с женой…

Выпиваем по «граммульке» водочки либо вина и выходим на улицу. В крошечном зальчике Эдуард улан - страница 32 убогой галерейки духота стоит немыслимая. Но открыть выставку не успеваем.

– Быстрей сюда! – орут люди из примыкающего с галереей бара. – Нападение на Америку! Самолет врезался в небоскрёб!

Я и гости Наты бросаемся в кафе Эдуард улан - страница 32, где работает телек.

– Да это просто комбинированная съемка, – смеется кто-то.

– Нет. Это по сути! Это ровная передача из Нью-Йорка. Смотрите, новый самолет приближается к башне.

Господи! И я тоже понимаю Эдуард улан - страница 32, что это действительность. Вправду. К башне торгового и офисного центра подлетает большой пассажирский самолет и пронзает её. Клубы огня и дыма там, наверху, где тыщи людей. И вот, как в страшных фильмах Эдуард улан - страница 32 о катастрофах, башни медлительно начинают разрушаться и с грохотом, распадаясь, устремляются к земле…

Плохие предчувствия землян начинают воплощаться в реальные картины апокалипсиса. Лихие, бескомпромиссные ребята, изловчившись, дали массивным ударом в Эдуард улан - страница 32 рожу дяде Сэму, выломав ему два огромных золотых зуба и уничтожив при всем этом тыщи ни в чем же не повинных, неоценимых жизней.

Господи, а у меня же выставка должна открыться через неделю Эдуард улан - страница 32 на 56 улице! Неуж-то всё то, что я с таким трудом сделал за всю свою жизнь – сейчас коту под хвост!

18.11.2002 года. Эдуард Улан-Дмитренко

Москва







eek-predstavila-rekomendacii-dlya-biznesa-po-podgotovke-zayavlenij-o-primenenii-mer-zashiti-vnutrennego-rinka.html
ef-mesi-mezhdunarodnaya-konferenciya-obrazovatelnoe-i-kulturnoe-prostranstvo-sng-i-evropi.html
efektivnst-dvst-nformacjno-dyalnost-referat.html