Его слова всех смутили. Разве он не должен был обвинить кого-то вместо себя?

- Кто бы ни был седьмым… мне плевать. Что это даст?

- Голдоф. Конкретно из-за такового дела мы с Ролонией подозреваем тебя, - разозлилась Мора. – Почему ты не думаешь над тем, кто седьмой? Почему не рассказываешь о том, что знаешь о Нашетании? Ты вообщем собираешься защищать мир?

- …защищать мир? – на миг глаза Голдофа Его слова всех смутили. Разве он не должен был обвинить кого-то вместо себя? оживились. Он поглядел на ладонь, и она сжалась в кулак. – Правильно, Мора. Я помню. Я защищу мир. Я должен его защитить. И по этой причине я…

Рука Голдофа затряслась, издавая странноватый звук. Он сжал кулак с таковой силой, что захрустели кости.

- Правильно, Голдоф. Ты – тот, кто защитит мир. Ты возвратился Его слова всех смутили. Разве он не должен был обвинить кого-то вместо себя??

Мора положила ладонь на пальцы Голдофа. Но тот холодно стряхнул ее руку. А позже он упрятал в руках голову, не отвечая, что бы ни гласили товарищи.

- Смысла в одних дискуссиях нет.

- Похоже на то. Простите.

- Так хватит болтать. Меня больше интересует Тгуней, нья.

- Кстати, да. Впереди лес Его слова всех смутили. Разве он не должен был обвинить кого-то вместо себя? Сломанных Пальцев. Судя по всему, Тгуней устроит нам там засаду.

Даже когда тема разговора сменилась, Адлет продолжал глядеть на Голдофа.

«Защитить мир».

Почему-либо Адлет не доверял этим словам Голдофа.

Хотя он ничего не произнес, Адлет тоже подозревал Голдофа. А все поэтому, что Голдоф не был похож на товарища. Хотя все Его слова всех смутили. Разве он не должен был обвинить кого-то вместо себя? были окутаны паранойей, понемногу они объединились.

Адлет признавал познания и силу Ханса. И, невзирая на его слова, Адлет знал, что Ханс ему точно доверяет. Чамо было трудно осознать, но, сам того не ждя, он начал замечать в ней нежные и милые стороны. И, будучи наивным, Адлет Его слова всех смутили. Разве он не должен был обвинить кого-то вместо себя? был признателен Ролонии и ее помощи в глубине сердца. И хотя он был почти во всем не согласен с Фреми, это не отменяло факта, что она – его самый ценный товарищ.

А вот Голдоф отличался. Адлет не мог отыскать к нему подход. Адлет его не осознавал, иногда Голдоф казался ему таинственным Его слова всех смутили. Разве он не должен был обвинить кого-то вместо себя? монстром.

Адлет все еще не знал правды о мальчугане по имени Голдоф Аврора.

* * *

Шел пятнадцатый денек с момента пробуждения Маджина. Раны Ханса и Моры зажили, а Мора даже смогла починить сломанные стальные перчатки. Так что семеро направились в путь. Они добрались до большого леса к полуночи при помощи Его слова всех смутили. Разве он не должен был обвинить кого-то вместо себя? Фреми и Джума Чамо, что разобрались с Кьема, патрулирующими у Нескончаемого Цветка.

Они шли, пригибаясь к земле, каждый был в черном плаще, что отдал им Адлет. В кромешной тьме ночи они двигались на запад.

Они не задумывались об убийстве Тгунея, как и о личности седьмого. Они просто бежали и Его слова всех смутили. Разве он не должен был обвинить кого-то вместо себя? прятались, как будто от этого зависели их жизни.

- Мора, неприятели сзади есть? – спросил Адлет, идущий впереди.

- Никого, - ответила Мора, что шла последней. Она сжимала кулаки, готовая к бою. Ханс смотрел справа, а Фреми – слева, и они бесшумно продвигались вперед.

Одинокая мышка прибежала к группе. Чамо схватила ее и поднесла к уху.

- Неприятель Его слова всех смутили. Разве он не должен был обвинить кого-то вместо себя? соорудил стенку через триста метров впереди. Там много Кьема.

- Ясно… Фреми. Что же это все-таки за стенка?

- Она около 30 км, идет с севера на юг, ее нереально, вероятнее всего, обойти. Мора могла бы пробить ее кулаком. Но если мы там появимся, подымут тревогу.

- Ты знаешь, что Его слова всех смутили. Разве он не должен был обвинить кого-то вместо себя? же это все-таки за тревога?

- Там натянуты нити, они прицеплены к доскам. Если зацепить нить ногой, дерево затрещит.

- Нья, что за ерунда? Я просто пройду это.

Адлет придавил ладонь к подбородку и задумался на миг. А позже он подозвал всех и растолковал стратегию.

- Поначалу мы отступим на километр Его слова всех смутили. Разве он не должен был обвинить кого-то вместо себя?. Фреми оставит на земле бомбы. Она подорвет бомбы в течение 1-го часа. А позже мы отправимся на север.

- Так это отвлекающий маневр, - произнесла Мора, и Адлет кивнул.

- Когда взрывы закончятся, Кьема, вероятнее всего, соберутся там. И Чамо с Джума штурмует стенку. И это тоже только отвлечение. Позже мы направимся Его слова всех смутили. Разве он не должен был обвинить кого-то вместо себя? на юг. Фреми расправится с оставшимися дозорными. А мы с Хансом прорвемся через сигнализацию. А позже Мора как можно тише проломит проход.

- Понятно.

- Постарайтесь, чтоб вас не раскрыли… ни Кьема, ни Тгуней.

И семеро сорвались с места. Они двигались тихо, а бомбы Фреми и Джума Чамо обеспечили смятение в рядах Кьема Его слова всех смутили. Разве он не должен был обвинить кого-то вместо себя?. Фреми отстреливала Кьема, создавая проход для Адлета, Ханса и Моры. Пока оставшиеся Кьема не возвратились на пост, они прорвались через сделанную Морой брешь в стенке и направились на запад.

- Хорошо вышло, Ад-кун, - произнесла Ролония, идя рядом с Адлетом.

- Это место… - Адлет вглядывался в переплетенные сверху ветки, смотрел Его слова всех смутили. Разве он не должен был обвинить кого-то вместо себя? на небо. Звезды практически скрылись, и небо медлительно светлело.

- Может, Тгуней растерял наш след. По другому он послал бы больше Кьема.

- Да… наверняка.

- А сейчас бежим. Пока не выберемся из леса, пока не пересечем равнину, пока не доберемся до равнины Пролитых Слез, будем изо всех сил бежать прочь Его слова всех смутили. Разве он не должен был обвинить кого-то вместо себя? от Тгунея, - произнес Адлет, и Ролония кивнула. Казалось, другие были с этим согласны.


ego-formula-grafik-osobennosti.html
ego-izvoleniyu-vse-sodejstvuet-ko-blagu.html
ego-net-zdes-on-voskres-vspomnite-kak-on-govoril-vam-kogda-bil-eshe-v-galilee.html